Письмо О.Поповой от 30 ноября 2009 года

Здравствуйте, Хозяйка театральной гостиной!

Мне бы хотелось от всей души поблагодарить театр "На досках" за приглашение на "Изнь"! Я вам так благодарна!

Сейчас мне кажется, что из увиденного мной, удалось осознать лишь малую часть, потому что символы понятны только тем, кто их знает, а я не знаток. Однако, я считаю, спектакль 28 ноября лично для себя – подарком судьбы, несмотря на моё невежество. Я – не философ, не историк и еще много, кто "не …", но мне была интересна мистериальность сама по себе, возможность ее сценического воплощения, и был интересен текст, о котором до спектакля я ничего не знала.

А ниже я бы хотела предложить вашему вниманию небольшой отзыв на увиденное (во вложении), это фрагмент из моего инет-дневника, где я делилась впечатлениями о поездке в Москву.

Прошу прощения за стилистические и "метафизические" недочеты, я – простой человек и не сильна в метафизике, извините пожалуйста.

И ещё раз – огромное вам СПАСИБО за такую чудесную для меня возможность.

С уважением,

О.Попова

 

Часть II. "Изнь" и мои впечатления о ней

То, что я должна была увидеть, называлось метафизической драмой в стихах "Изнь" в постановке С.Кургиняна (текст также его).

В общем и целом, увиденное превзошло мои ожидания, обнулило все страхи и трудности перед поездкой и во время нее. То, что предстало перед моими глазами этим вечером в театре "На досках", трудно описать словами, не владея соответствующим категориальным аппаратом и специальным образованием, не обладая интуицией и специфическим интеллектом. По причине того, что вышеназванных качеств у меня нет, мое описание скорее будет "попыткой описания", попыткой постичь "свой смысл", выявить резонансные ноты и пережить их для себя, чтобы понять бОльшее, или хотя бы попытаться понять.

Информация о спектакле на сайте с кратким описанием содержания минимальна, и в двух словах сюжет не расскажешь. Начало спектакля показалось мне несколько "театральным" в смысле средств выражения, слишком неестественным и натянутым, но это было только вначале. В эти минуты происходила настройка зрителей на восприятие драмы, погружение в Действо. Написанное с большой буквы – действительно таково. Если честно, я думала перед принятием решения о поездке: а действительно ли Кургинян воссоздал мистерию? Назвать что-то чем-то в наше время – не проблема, но вот задать соответствующую названию форму и суть – это проблематично, это получается далеко не у всех.

На мой взгляд, мной увиденное – не спектакль, не представление, тем более – не шоу, это просто другое, это то, что в древности делало искусство священным и таинственным, это действительно, по сути, была мистерия. Мне, с моими стандартами восприятия информации, в первые минуты пришлось нелегко: ритмичный текст, специфически-надрывное выражение чувств актёров (так мне тогда показалось), буквально врывающиеся в сознание спецэффекты, тщательно подобранное музыкальное сопровождение, близко расположенная к зрителям сцена – это всё требовало погрузиться в действие, стать не простым зрителем, а СОучастником и СОпереживателем, совершить своё душевное мистериальное действо, продолжающееся внутри себя.

Образы, созданные актёрами, многомерны, многозначны, символичны. Поэтому, на мой взгляд, мои попытки описать хотя бы часть многозначности любого из образов будут слишком примитивны, потому что каждый зритель увидит только то, что сможет и захочет увидеть и воспринять. "Изнь", как произведение искусства, многогранно, Кургиняну и его коллективу удалось наполнить смыслом каждое мгновение драмы, смыслом сложным, неоднозначным, противоречивым, эмоционально посланным.

Отдельно можно писать об удивительном тексте, тексте-трансформере, тексте-художнике, тексте-знаке, тексте-инструменте, тексте-заклинании; текст многомерен, поэтому то, что откроется лично для вас, станет вашим личным опытом. Автор создал пространство смыслов, которое порождает творческий ответ зрителя. Процесс развёртывания и творения смысла, посланного со сцены, продолжается внутри каждого присутствующего, осознанно или нет. Постепенно, углубляясь в события драмы, разуму приходится сталкиваться с необычными загадками, а душевным струнам вибрировать в тон действию, иначе – никак. Можно написать об особой смысловой нагрузке формирования и выражения во время действия "невысказанных вопросов", созревших внутри, я думаю, каждого человека, живущего в России, но загнанных в подсознание, старательно "забытых", но жгущих изнутри. И в этой связи нельзя не сказать об игре актёров, потому что "болезненные смыслы", их пронесение сквозь себя вовне требует немалого мужества, мастерства, самоотдачи и любви. Чтобы выразить многогранность, требуется быть подобным ей, и не просто внешне подобным, но подобным и по сути; это дар, это труд, это мастерство, это редкая ценность, и это прекрасно.

Но не только прекрасное и мудрое выражено в "Изни", в ней вынесено на поверхность также и всё то, что превратило "жизнь" – в "изнь", смысл – в пустоту, одухотворённость – в "пустую породу", разделившее Цельное, Осмысленное, на жалкие фрагменты, отрицающее и разлагающее суть, превращающее человека в биоробота. Это тяжело воспринимается, но это не страшнее, чем посмотреть внутрь себя и, увидев там черноту, осознать, что именно ты ее туда впустил, и попытаться избавиться от нее. В драме поднята проблема долга и ответственности: перед собой – во всех своих смыслах и проявлениях, а также – перед теми, кого ты любишь, перед Высшим Смыслом. Драма как поиск, тотальный поиск с неимоверным количеством душевных сил, поиск как смысл жизни, как раскрытие себя и обретение смысла. Это надо пережить вместе с актерами и словами этого не описать. Отдельной темой можно выделить и тему осмысления истории Отечества. Ограничусь тем, что отмечу, лично для меня, неожиданную постановку некоторых вопросов в непривычном ракурсе (проблему ответственности перед Историей, например), что требует отдельного осмысления.

Музыкальное сопровождение очень и очень тщательно подобрано, а ведь согласитесь, сложная задача выразить притчу музыкой. Музыка насыщает драму образностью, привносит пространственность, задевает за живое. Мне пришла в голову мысль, что было бы интересно, если бы существовала музыка, написанная специально для этого спектакля, но, возможно тогда ускользнули бы некоторые смыслы, заложенные в советских песнях, звучащих по ходу действия, и, возможно, что что-то могло быть потеряно.

Конечно, нужно отметить и технические решения сцен, создающих ощущения атмосферы посвящения, собственного присутствия в некоей особой реальности (это и элементы компьютерной графики, и "врезки" кинофрагментов), это нужно увидеть и пережить.

Мне кажется, вообще невозможно постичь всю драму только за один просмотр ("объять необъятное"), она требует особого восприятия, особой настройки, потому что картина, создаваемая Коллективным Художником театра "На досках" очень и очень сложна, подобна пространственной мандале, непостижимой "плоским разумом".

Об "Изни" можно писать много (хотя вряд ли нужно – чем сто раз услышать…), но я отмечу напоследок еще два важных, на мой взгляд, момента: то, что финал действия выносит Смысл Человечного в человеке – на Высоту, соединяет распавшееся, одухотворяет, и побуждает к Творению, и – в финале, – пережив всё, происходившее на сцене, вместе с действующими лицами, зритель, совершив свою внутреннюю работу, тоже становится другим (хотя бы немного), обретая для себя нечто, свой особый смысл. В этом, думается, и заключается ценность драмы "Изнь".

Понимаю, что моя попытка описания скорее эмоциональна, чем рациональна, в чём-то – пристрастна, очень многое из действа "укрылось от моих глаз и ушей", что-то запало в душу и до конца пока не осозналось, но я очень благодарна судьбе и театру "На досках" за увиденное и пережитое мной. Я очень благодарна этому коллективу за предоставленное приглашение, за открытость, за творческий поиск и Поиск вообще, за человеколюбие, за то, что они есть и делают то, что предназначены, как мне кажется, делать. Огромное спасибо!