Впечатления о спектакле "Изнь" гостя из Киева

Желание поехать в Москву, пришло после знакомства с антишоу Сергея Ервандовича «Суть времени». На сайте нашел информацию о его театре, прочел отзывы зрителей, понял только, что спектакль совершенно необычный, что-то вроде мистерии, и никто внятно ничего рассказать не может – только свои сногсшибательные впечатления.

Как было сказано в третьей передаче «Суть времени»: зрителю театра – интересно, любопытно, прикольно, а участнику мистерии – нужно. Нужна сама мистерия, потому что он не зритель, он участник, он тот, кто действует, а не тот, для кого действуют лицедеи. Увидеть собственными глазами опыт создания современной мистерии, и даже стать ее участником еще больше подогрело мое стремление в Москву.

Ночь в поезде. Утро.

Вот и Москва! И гнетущее ощущение тотального неравенства, да простят меня москвичи за крамольные слова. Это совершенно не значит, что о любом другом современном городе я думаю иначе. Когда смотришь на небоскребы или боярские палаты, сразу всплывает образ египетской пирамиды – символа власти «избранных» над угнетенными рабами. И совершенно не важно, когда были построены подобные пирамиды, год назад, пятьдесят лет назад или сто лет назад, еще при венценосном и богоносном царе-батюшке.

Вечер. Фойе театра «На досках». Очень много людей.

Заходишь и понимаешь, что попал в область других отношений. Неравенство осталось за порогом, там - рядом с небоскребами, а ты пришел сюда, и тебя пропустят, потому, что ты хочешь познать и этого достаточно.

Приближается мистерия или может она уже началась?

Несколько знакомств в фойе дает понять, как другие люди относятся к предстоящему событию. И это очень важно почувствовать, чтобы понять их систему ценностей. Думаю, любой еврейский мальчик спокойно вытащит из ковчега завета скрижаль дедушки Моисея и будет играть в песочнице, если заранее не увидит, как бережно относятся другие люди к этой реликвии.

Тут же я узнаю, что по четвергам есть у Сергея Ервандовича клуб, где он общается на социальные и политические темы. А сегодня день театра! И раз много людей, он скажет вступительное слово и, возможно, после спектакля, будет отвечать на вопросы по искусству.

Страх сковал меня: я проделал огромный путь и, возможно, все окажется напрасным. Важные для меня вопросы, как жить в современном мире, окажутся принесены в жертву искусствоведческим побасенкам.  Я и предположить не мог, что ожидает меня в предстоящий вечер, что будет спектакль, будет чай с пирожками, что Сергей Ервандович с 11 часов вечера до 6 утра будет общаться со всеми людьми, которые еще будут способны стоять на ногах и задавать вопросы.

Я не знал всего этого и страх упустить возможность пообщаться с человеком, ради которого я проделал весь путь, подтолкнул меня на глупость. Я все-таки решился подойти к Сергею Ерванодвичу сразу, до спектакля.

И тут же понял, насколько трепетно этот человек относится к предстоящему священнодействию. К предстоящей мистерии. Фактически к своему ребенку. Потом он вместе со всеми сидел на спектакле, и как казалось в темноте зала, повторял за актерами каждое слово.

Возможно моя первоначальная дерзость позволила заглянуть за театральный занавес, которого нет в этом театре, и прочитать на лицах такой смысл, который не выражен словами в тексте пьесы.

Началась мистерия, а может быть она уже давно шла?

Мистерия, как и православная литургия, предполагает соучастие, содействие каждого человека в общем действии.

Какое действие может выполнить зритель, сидящий в зале или прихожанин, стоящий в храме?

- Много действий. И осознание, и переживание и прочее.

А может ли зритель или прихожанин ничего не делать?

- Тоже может. И тогда мистерия или литургия превращается в обыкновенные спектакли.

Нет, конечно, мы можем поверить пьяному попу, который начнет нас убеждать - что не важно, что он пьяный, и не важно, что мы ничего не понимаем, потому что благодать божия все сделает за него и за нас вместе взятых.

Вопрос в совести, сколько кому хватит: либо верить этому попу или другим святым отцам, которые утверждали, что даже таинство исповеди (не говоря уже о литургии) невозможно проводить, если ты не в духе божием.

Ткань мистерии настолько тонка, что человек участвующий в ней, может ее легко порвать и упасть на театральный уровень, потом, конечно, опять подняться, если у него хватит сил.  В первую очередь, сил осознания.

Тут становится понятно, почему в комментариях все дают какие-то сумбурные описания. Очень часто скатываясь на простой эмоциональный уровень.

Моменты, которые доходят до сознания, понятны и почти осязаемы, производят глубочайшее действие, а другие просто каша.

Думаю, для самого Сергея Ервандовича и его актеров, этот спектакль  действительно мистерия от начала и до конца. А для простого зрителя, все-таки, местами это мистерия, а местами просто спектакль.

Спектакль очень сложный. И я его тоже не понял. Хотя, как мне кажется, понял, почему не могу его понять. Прошу прощения за субъективность:

Иногда пониманию мешает стихотворная форма самого произведения.

Иногда, кажется, что слишком мало актеров. Например, функции палача выполняет тот, кто вроде бы недавно пытался вдохновлять. Да, возможно, у них общая суть, но лица разные.

Иногда, кажется, мешает восприятию почти одинаковый возраст актрис.

Возможно, это все мелочи, если бы на руках находился текст пьесы, и можно было бы следить за ходом действия по книге.

Мистерия окончилась, а может быть она еще идет?

После спектакля Сергей Ервандович перенес общение в фойе. Он очень много говорил. Причем все стояли, и он тоже стоял всю ночь. Когда мы переходили из зала театра в фойе, у меня сложилось ощущение, что это было сделано как бы специально - cохранить святость сцены. Мистерия окончилась, житейские разговоры - за пределами зоны мистерии.

Я думаю совершенно иначе. В этот момент мистерия для многих людей не закончилась, а началась. Они стали действовать. Они стали рождать вопросы, мысли, слова. Они стали бороться с усталостью и стоять. Стоять, чтобы понять, познать Смысл.

Некоторые священники считают, что проповедь и общение с прихожанами - это дело пятое, можно и отменить или скомкать. Совершенно другой взгляд на проповедь отражен в древних служебниках и у святых отцов. Проповедь – это часть литургии, часть мистерии.

Мне особенно нравится толкование Иоанна Златоуста, который объясняя, почему в первые века было много чудес, а в третьем веке чудес убавилось, говорит, что во времена гонений благодать приходила к неграмотным людям через чудеса, потому что открытая проповедь была запрещена. А когда церковь стала государственной, и проповедь распространяется свободно, благодать приходит через слова проповедующих.

Около шести утра, люди стали расходится по домам.

Может быть, Сергей Ервандович со мной не согласится, но мне кажется что мистерия «Изнь» началась не после третьего звонка в театре, а в тот момент, когда под его пером в порыве творчества стали рождаться первые слова этого произведения. И глядя на этого человека, я думаю, что мистерия не окончилась, для него перестать творить, то же что перестать дышать.

А мы все зрители и временные соучастники этого действия, прикоснулись к мистерии творчества во время проведения спектакля и вынесли из него каждый сколько смог. Сможем ли мы тоже начать творить? Надеюсь да. Только если мы все станем творческими, неповторимыми, непредсказуемыми у тотальной полицейской системы не хватит щупалец чтобы каждого «отшлепать по попке» (как сказал мистер Фримен). И тогда возможно люди смогут вернуть себе свою свободу, свое счастье и свое первородство.

Думаю у каждого, свой ответ, когда и где началось его личное участие в мистерии «Изнь», и когда мистерия кончилась.

Я считаю, мое соучастие в мистерии началось, когда я покупал билет в Москву, и оканчивается сейчас, когда я дописываю эти строки.

А потом, начнется другая мистерия … : ))))

С уважением
Хомик Сергей Богданович

г. Киев, 29.03.2011 г.

Благодарю свою жену Элеонору, которая выдержала со мной все путешествие.